Наши Услуги

Наши друзья

Разное

Форма входа

    Логин:
    Пароль:
Главная » Статьи » Методическая страница

Работа на уроках сольфеджио с учащимися, имеющими ограниченные голосовые возможности


Работа на уроках сольфеджио с учащимися, имеющими ограниченные голосовые возможности

     В своем докладе я затрагиваю весьма болезненную тему – «Работа на уроках сольфеджио с детьми, имеющими голосовые ограничения».
     Когда мы принимаем детей в музыкальную школу, они проходят первые минимальные испытания – проверку слуха, ритмического чувства, памяти, способностей к общению и обучению. По нашим идеальным представлениям, ребёнок, пришедший учиться в музыкальную школу, должен уже владеть некоторыми музыкальными навыками, любить музыку, а значит, любить петь. Мы просим спеть любимую песенку. Тут-то и начинается выяснение и музыкальных способностей, и вкусовых предпочтений, и той звуковой среды, в которой живёт ребёнок.
     Но не всегда мы в результате испытаний отказываем в обучении тем детям, которые не смогли что-то спеть. Есть другие испытания, которые показывают, что учиться музыке человек может. И если есть желание родителей и есть возможности школы, то охотно принимаем изначально проблемных детей. Безусловно, все дети имеют право на музыкальное развитие, но не все имеют такие возможности. И, предъявляя профессиональные требования к детям с ограничениями, мы с одной стороны их развиваем, с другой стороны, представляем для них источник стресса.
     Во все годы перед учителями появлялись столь сложные ученики, особенно трудный момент был в период демографического упадка (конец 1990-х – начало 2000 годов). Но сейчас речь не о том, что было, а о той ситуации, которая существует на сегодняшний день.
     В последние годы всё больше появляется детей с ограниченными голосовыми возможностями. С одной стороны – в обществе почти совершенно теряется семейное музицирование, с другой – пение мамами колыбельных своим детям. А ведь именно от матери дети получают первые навыки общения с интонацией и речевой, и певческой. Как правило, дети мам не поющих, или имеющих какой-либо голосовой дефект, сталкиваются с большими певческими трудностями.
     Между тем, мы не можем ни отказать в обучении таким детям, ни закрыть глаза на эту проблему. Особенно на уроках предмета сольфеджио, которое было первоначально певческой дисциплиной. Сейчас наибольший акцент в предмете сольфеджио отдан музыкальной грамотности, развитию слуха и творческих способностей.
     В первую очередь страдают слуховые навыки.
     Не секрет, что первые ориентиры для слуховых элементов дети получают через собственный голос, через интонирование элементов музыкального языка. И если ребёнок не в состоянии повторить точно заданный элемент, не может его свободно воспроизвести, он оказывается лишённым слуховой опоры.
     Вторая острая проблема таких детей содержится в исполнительской деятельности, касающейся певческих навыков. Пение в хоре, в группе по сольфеджио представляет для них большую сложность не только профессионального, но и психологического плана. Не владея чистой музыкальной интонацией, имея сложности в звукоизвлечении по причине чисто физиологической, тем не менее, такие дети отлично слышат своё несоответствие другим и глубоко переживают данную ситуацию. То есть в единый клубок связываются такие проблемы, как профессиональная и психологическая.
     Каких детей затрагивают намеченные проблемы в первую очередь? Это учащиеся, пришедшие в подготовительный или 1 класс, и подростки в период мутации голоса.
     С дошкольниками и детьми младшего школьного возраста связаны две главные картины:
     недостаток певческого опыта – в семье не пели, ребёнок психологически зажат, физически слаб. Такие дети, имея первоначально ограниченный диапазон, довольно легко поддаются на вокально-интонационные игры и упражнения, предложенные учителем. Их основная проблема – сложность установления слуховой и голосовой координации. Однако в условиях постоянного внимания и целенаправленных занятий они постепенно крепнут, со временем развивается устойчивая музыкальная интонация.
     Более сложная картина с детьми, имеющими врождённые недостатки голосовых связок, или их повреждения вследствие травм. Конечно, с медицинским диагнозом мы уже можем ясно представить существующую картину, но это не решает самой проблемы – трудностей работы с таким детьми на уроках сольфеджио. Бывают столь болезненные ситуации, что ребёнку просто нельзя заниматься музыкой, так как даже при слушании музыки или чужого пения связки инстинктивно работают, и в этих условиях могут развиться или усилиться «узелки». Это самый катастрофический случай. Чтобы исключить его рекомендуется отправлять такого ученика на консультацию к врачу.
     Тем не менее, даже при наличии чисто физиологических сложностей голосового аппарата многие дети способны учиться и развиваться в музыкальной школе.
     Особую проблему представляют подростки. Причём, это далеко не всегда бывает с мальчиками. Хоть и существенно реже, но и девочки попадают в непростую ситуацию мутации голоса со всеми вытекающими отсюда последствиями. В первую очередь таким ребятам надо помочь преодолеть психологические сложности, связанные с изменением звучания. После необходимого периода молчания им необходимо помочь вновь овладеть чистой музыкальной интонацией, а главное, преодолеть психологический барьер некоторой отчуждённости от группы.
Самый сложный вариант – это юношеские голоса после мутации при недостатке развития вокальных навыков до периода изменения голоса. Такие ребята рискуют совсем не научиться петь.
     Кроме обозначенных проблем перед учителями встаёт и вопрос общения с родителями. Надо и корректно пояснить сложности, выяснить причины голосовых проблем, и убедить в положительных результатах постоянного внимания к голосу. Иногда союзу учитель-ученик убеждение родителей откровенно «ставит палки в колёса». Нередко можно слышать – «Он (она), наверное, никогда не запоёт…» с весьма упаднической интонацией. (С этим тоже приходится бороться именно нам – преподавателям сольфеджио, так как педагог инструменталист не слишком озадачен вокальными проблемами, а педагог по хору слишком загружен огромным количеством детей в хоровом коллективе. Кроме того, дети с физиологическими нарушениями голосового аппарата получают освобождение от хоровых занятий на довольно продолжительный период и выпадают из внимания педагогов-хоровиков).
     Очень важно, чтобы родители понимали и осознавали проблему своего ребёнка, а не проявляли неудовольствие результатами учёбы. Ведь это создаёт и перед педагогом, и перед ребёнком большие сложности. Тогда легче найти пути для совместной работы.
     Все педагоги могут себе ясно представить, насколько сложно существование подобных учеников в групповом занятии сольфеджио. В первую очередь возникает психологическая сложность соотношения детей: так скажем, «благополучных» и проблемных («я не такой, я не могу, не умею, не получается» и т. д.). Недооценка своих способностей существенно тормозит общий музыкальный рост, приводит часто к потере интереса в обучении. Итак, первой профессиональной задачей в таком случае оказывается не сугубо музыкальная – научить петь и слышать ступень, интервал, аккорд и т. д., а психологическая.
     Важно установить точку отсчёта для проблемного ребёнка – «Сравни с тем, что у тебя получалось раньше (в прошлый раз, месяц назад…)». Этот посыл самооценки перенесёт акцент внимания со сравнения себя и других детей, (как правило, в неблагополучную сторону) на сравнение своих достижений (как правило, всегда в положительную сторону). Этот подход гораздо более продуктивен. Так как он действительно вырабатывает большую уверенность в себе, а значит и результаты приложенных усилий будут гораздо более заметны.
     Со стороны педагога требуется огромное терпение и выдержка, глубокое понимание трудностей, сочувствие и заинтересованность. Как известно, дети идут особенно охотно на контакт с тем человеком, чью заинтересованность в себе они ощущают.
     Очень важна психологическая грамотность педагогов. В работе Л. Л. Бочкарёва «Психология музыкальной деятельности» этому вопросу уделена целая глава «Психологические основы музыкального обучения».
     Вторая задача – чисто профессиональная, которую мы ставим перед собой – воспитание музыкального слуха и устойчивости музыкальной интонации. В случае невозможности повторить точно интонацию, какой-либо элемент музыкального языка, перед ребёнком встают огромные сложности в их запоминании. Память работает ассоциативно. И если не появляется связей между тем, что выучено в образном, художественном контексте, с тем, что звучит отдельно (например, точечно - интервалы, аккорды без предварительной тональной настройки), у учеников с вокальными сложностями могут возникать значительные проблемы. Этот процесс узнавания можно уподобить попыткам заговорить на иностранном языке, не умея произносить отдельных слов и словосочетаний. Даже знание теории музыки не поможет общению с носителем языка или даже просто пониманию иностранной речи на слух.
     Формированию этой способности служит собственное пение ученика. Вспомнив мелодию, ученик поёт, затем прохлопывает её ритмический рисунок. Выясняется, что в каждой мелодии есть различные звуки и что звуки неодинаковой продолжительности. Осваиваются понятия: выше, ниже, длиннее, короче. Жестом указывается направление мелодии.
     Одна из задач сольфеджио – навык чтения с листа, становится для детей с ограниченными голосовыми возможностями чрезмерно трудной, иногда невыполнимой. Помощь со стороны педагога может состоять в правильном подборе высоты (негласное транспонирование, когда ребёнок называет ноты, которые видит, а поёт на другой высоте, причем не обязательно об этом говорить самому ученику, чтобы не создавать лишнего внимания к его сложности). Перед учениками средних и старших классов можно поставить и задачу устного транспонирования – осознанный процесс изменения тональности.
     Часто можно столкнуться и с проблемой диапазона мелодии. Как правило, мелодии, представленные в учебниках сольфеджио, имеют в виду здоровых детей с развитыми певческими способностями.
     Для своих трудных «избранных» педагогу целесообразно выбирать мелодии соответствующего диапазона.
     До сих пор речь шла только о проблемах, связанных с особенностями голосового развития некоторых учеников. Однако гораздо интереснее рассмотреть возможные пути выхода из сложной (как для ученика, так и для педагога) ситуации.
     Первая помощь учителя – это понимание и бережное отношение. Так как, работая с детьми, мы не просто получаем человеческий материал, который надо необходимым образом обработать и дать ему направление в развитии. На первом месте в педагогической работе стоит общение. И поэтому очень важна степень доверия ученика к учителю. Справедливы слова: «педагог должен быть не только хорошим музыкантом и исполнителем, но и хорошим психологом, чутким наблюдателем и знатоком души ребёнка».
     Понимая сложности конкретного ученика, мы можем и проявить сочувствие, и убедить его в положительном результате. Очень важно внушить положительную самооценку, сформировать убеждение, что задача, стоящая перед ним вполне выполнима. Не отходя от привычного течения урока, надо уделять особое внимание «проблемным» ученикам, создавать им благоприятные условия для самореализации. Например, если мы столкнулись с узким диапазоном, надо сразу найти исходную тональность или вычленить из мелодии фразу, которую ребёнок мог бы без напряжения изобразить свойственным ему голосом.
     Психологическое убеждение ребёнка в положительном результате его усилий должно присутствовать постоянно. Ученик имеет право на похвалу и поощрение за малейший свой «подвиг», за каждую ступень преодоления. Если дети видят поддержку учителя, чувствуют к себе душевное отношение, то желание совершенствоваться и преодолевать трудности в них только крепнут.
     Хорошим методом снятия напряжения с детей младшего школьного возраста являются игровые формы занятий.
     Примеры таких голосовых игр широко известны.


Игры-упражнения можно разделить по их целям и свойствам.


Ролевая игра «Дамы и герои». Формирование осанки.
     Надо помнить, что любые задания, связанные с пением, не могут пройти мимо важнейшего момента – правильной осанки. Это, к сожалению, на сегодняшний день весьма болезненная тема у многих учеников. Дети физически слабы, не могут удержать свое тело в прямом состоянии. В начальных классах общеобразовательной школы они иногда сталкиваются с прямым насилием над их корпусными мышцами. Встречаются дети, которые почти обречены на лежание на партах в любом возрасте. Это дети, попавшие в ужасающе вредную учительскую практику. Суть состоит в том, что для выравнивания осанки детей «зажимают» между партой и спинкой близко придвинутого стула под предлогом, что они иначе прямо не сидят. Не надо приводить лишние аргументы, что такие дети в принципе сидеть прямо не смогут, так как у них атрофируются поддерживающие корпусные мышцы.
       Итак, для издания первого звука дети должны сидеть прямо и свободно дышать. Если сидеть не получается, можно исполнять все упражнения и игры стоя. Если же мы сидим, то малышам лучше предложить представление себя в роли, что девочки – в аристократических платьях с жёстким корсетом, очень стройные и изящные собираются на бал, мальчики могут представить себя героями, чью грудь украшают многочисленные и заслуженные ордена. Представление себя в таких ролях побуждают детей дать своему телу иной тонус. Теперь можно приступать собственно к вокально-интонационным и дыхательным упражнениям.
     Если исходить из постулата «пение – это дыхание», то очевидным становится главенство дыхательных упражнений.


Для выработки диафрагмального дыхания помогают образные упражнения:
1.    «Собачка». Подражая дыханию собаки, дети учатся чувствовать работу брюшных мышц, укрепляется диафрагма.
Для того, чтобы ученики не увлекались дыханием с открытым ртом, стараясь детально изобразить собачку, надо быстро перевести этот вид дыхания на образ собачки, которая принюхивается к запахам. Увлечение игрой увеличивается, рот оказывается закрытым, что и необходимо, и диафрагмальное дыхание остаётся истинно активным.
Это упражнение надо делать очень непродолжительное время.
2.    Подобные цели преследует и упражнение «Пульверизатор». С удовольствием «обстреливая» воображаемой струёй углы помещения, ребёнок получает ту же гимнастику диафрагмального дыхательного аппарата. Отличие состоит в том, что звук «пульверизатора» воспроизводится через сочетание «пс», что создаёт дополнительное сопротивление дыхательному аппарату. Мышцы постепенно крепнут и приобретают должный тонус.
3.    Для расслабления шейных мышц и трахеи полезно упражнение «Согревание». На зевке хорошо и глубоко открыв рот надо свободно и долго выдохнуть на подставленные ладони, обыграв ситуацию согревания замёрзших на морозе рук. Почувствовать тепло, мягкость выдоха. Постепенно к этому выдоху можно подключить и звук на удобной для ребёнка высоте.
    

     О пользе и важности зевания необходимо говорить подробно. В культуре нашего общества не принято зевать открыто, это считается неприличным и ставит суровые рамки в проявлении этого чисто физиологического механизма. Однако, в вопросах грамотного пения, при работе с детьми, имеющими ограниченные голосовые возможности, зевание является зачастую спасением.
     Зевота стимулирует деятельность головного мозга, повышает тонус всего организма и улучшает кровообращение в сердце и легких. Но главное – снимает напряжение. Все педагоги классической школы академического вокала прямо настаивают на правильном положении опущенной гортани, а иногда и прямым текстом говорят «надо петь на зевке». И если дети начинают правильно дышать и петь, у них естественно появляется позыв позевать. И происходит это вовсе не от того, что ребёнок устал, заскучал и демонстрирует своё презрение педагогу. Надо похвалить такого ученика, так как его случайный зевок стал показателем правильной дыхательной и голосовой нагрузки.
      Профессор сценической речи Уральской государственной консерватории им. М.И. Мусоргского г. Екатеринбурга Эдуард Чарели сказал:


«Людям, страдающим заболеваниями голосового аппарата, бронхиальной астмой, гипертонией, спазмами сосудов головного мозга и т.д. полезны упражнения на «зевание» (гимнастика полости рта). Еще древневосточные врачи рекомендовали больным как можно чаще зевать, а античные педагоги постановки голоса предупреждали, что петь и говорить надо на «зевке» в горле».
4.    Противоположным по воздействию, относительно дыхательных упражнений, является игра «Дуем в трубочку». Это задание активизирует и тонизирует мышцы губ, усиливает внутренне дыхательное давление, продлевает время выдоха. После такого усилия губы надо расслабить, немного «пофыркав» с расслабленными мышцами – «Как лошадка». (Очень полезное упражнение для учащихся на духовых инструментах).


     В любом виде занятий с детьми следует придерживаться чередования состояний - «напряжение – расслабление». Это гарантированно спасёт от перегрузки учеников заданиями. Таков закон всякой тренировки, если позволительно использовать такой термин к сугубо музыкальным занятиям.
     Методически считается неверным наклоны головы при пении в какую-либо сторону, что может спровоцировать неравномерное развитие связок. Однако, этот негативный эффект может быть только в том случае, если наклон головы зафиксирован и постоянен. Постепенное же, расслабленное поворачивание головы во время пения, напротив, снимает напряжение с шейных мышц и голосового аппарата.
     Временный наклон головы или её подъём можно обосновать и эмоциональным состоянием музыкальной интонации. А это уже путь «переживания» музыкального элемента, его запоминания даже на физиологическом уровне. Такой метод предлагает и московский преподаватель Г. И. Шатковский. Вот пример из темы « Наклонение лада»:
     На слова «Какой светлый день!» дети поднимают руки и глаза вверх к небу. Педагог стимулирует их воображение: «Мысленно, с помощью фантазии, молниеносно можно уйти в самые далёкие дали, мгновенно перенестись на любую планету. Представим себе голубые и светлые небеса и споём торжественно, как гимн, мажорную мелодию».


Пример 1.


   На слова «ночка тёмная» дети закрывают глаза и также, мысленно представив себе ночную картину, поют тихо и печально минорную мелодию


Пример 2.


 .  Если ребёнок на слова «Ночка тёмная» споёт печальную мелодию, опустив голову к земле и закрыв глаза, он скорее поймёт и почувствует минорность лада.


1.    Игра «Запуск ракеты». Дети пытаются голосом изобразить «полёт ракеты» поднимая интонацию от нефиксированной, удобной им нижней границы диапазона и поднимая её до высшей. Работа идёт на звуке «у» или с закрытым ртом, что подключает резонаторы и создаёт общий голосовой «гул».
Все ребята группы играют вместе, с удовольствием. Отличие видно лишь педагогу – для одних - просто игра, для других – ценное упражнение.
2.    Игра «Чайка». Иногда парадоксально помогает детям, так называемым «гудошникам», предпочитающим нижние ноты, как правило «а, b, h». «Вытянуть» их из звучания в малой октаве помогает предложение спеть, «как чайка» на звук «а» в высоком регистре (примерно c2, d2).
Ребёнок в этом случае думает о крике птицы, не задаваясь вопросом, споёт ли он конкретный звук. Так извлекается природный детский тон голоса.
3.    Удобное во многих смыслах упражнение-игра «Красим забор». Дети представляют свой любимый или заданный цвет, в воображении густо обмакивают кисть в краску и начинают голосом раскрашивать забор, водя носом или рукой вверх-вниз. Это также звучание в нефиксированной высоте.
4.    К очень полезным играм для формирования первоначальных певческих навыков относится «Надувание шарика» и «Змейка». Идея этих игр состоит в длительном выдохе. Отличие в том, что «Змейка шипит» на звуке «с», - длительный выдох с сопротивлением, а «Шарик» - тот же длительный выдох ещё и озвучивают на одной высоте (первоначально на произвольной, удобной для каждого ребёнка своей высоте, а потом и на заданной учителем).

Очень часто у проблемных детей встречается пение «бездыханное» - по нотам, с разбиение слов и фраз в непредсказуемых местах. Как показывает практика, это встречается в случаях физической слабости ребёнка, и в случае его психологического зажатия, неуверенности. В этих случаях помогает «Надувание шарика» и объяснение, непременно с юмором: «Почему мы так поём и говорим? Почему не делим слова, как попало? Что хорошего в речи робота?» Важно сформировать убеждение, что музыка – это тоже речь» и т. д. Таким образом, длинный выдох осознается как необходимость и в разговоре и в пении.
5.    «Робот». Дети с ограниченными вокальными возможностями далеко не всегда «молчуны», они могут быть и очень общительными и весьма звонкими при разговоре, но пение как деятельность (что ожидается нами как самое естественное проявление детей в музыке) может их сильно озадачивать. Можно предложить своеобразный переход от обычной речи к вокальной. Это метод «замедленного воспроизведения».
Представьте себе фразу, сказанную в обычном разговоре. Например, «Здравствуйте, ребята!» Можно обыграть эту фразу, будто её говорит зависающий робот – на одной высоте и медленно, растягивая гласное звучание. Или представить, что русский язык учит сказочный житель – тут можно пофантазировать с мелодической линией.
6.    «Опера». Можно вообще представить музыкальный разговор, как будто мы в музыкальной школе не умеем по-другому говорить, можем только петь. Так может возникнуть своеобразная «опера» на уроке.
Сочетая свои непростые вокальные задачи с творческим заданием, ребёнок переключит своё внимание на фантазию, на сочинение и будет стараться спеть маленькую мелодию на предложенный текст. Так импровизация окажется благотворной для психологического и физического расслабления.

     После нефиксированных по высоте интонационных игр-заданий надо переходить к точной высоте простых мелодий. Даже эта, казалось бы, примитивная форма пения, ставит перед детьми сложные задачи – поймать заданный педагогом звук (с голоса, с инструмента), удержать в своём голосе определённую высоту, преодолеть инерцию и тенденцию к занижению или завышению интонации. На этом этапе можно использовать и уже известные игры, например, «Надуваем шарик» - уже на точной высоте. Желательно заменить высотно нефиксированную игру «Красим забор» или «Запуск ракеты» на ладово-определённую игру «Лифт».
В репертуаре детей постепенно появятся многочисленные народные образцы прибауток и потешек.
1.    «Волшебный цветок». Это упражнение является своеобразной модификацией распевки в сочетании с йогой. Дети на одном звуке и одном дыхании поют слоги: «Ми-мэ-ма-мо-му». Рука подражает раскрытию и закрытию чашечки цветка, движение губ соответствует этому пальцевому движению. В то же время чередование гласных «и-э-а-о-у» открывает резонаторы. Можно поискать пальчиками на своей груди, шее и лице, где возникает  звуковой отклик. Упражнение поётся на разной высоте, от нот, которые свободно присутствуют в голосе детей.
2.    Активные игры – подражания. «Ловить» голосом можно отдельные звуки (гласные или ноты), интонации – по 2-3 ноты, играя в «Эхо» или перекидывая друг другу «Звуковые мячики». Работа в этих играх может быть групповой или индивидуальной, но всегда активной и весёлой, с обязательным привлечением движений рук разного характера и интенсивности. Мы «подбрасываем», «толкаем», «бережно передаём», «резко кидаем», «ловим руками» отправленный в воздух звук.
3.    Распевка на одной ноте с полутоновым переходом. «Я пою – у-у» или песенка на одном звуке «Филин» с текстом :«Филин сидит в тёмном лесу. Филин кричит - У!» ставят перед учениками задачу выстроить унисон в совместном пении.
     Важно и благополучным, и проблемным в интонационном смысле детям развитие артикуляции. Чёткое донесение словесно выраженной мысли вырабатывает уверенность в себе, ясность мышления (по принципу «кто ясно мыслит, тот ясно излагает»). Кроме того, как это ни парадоксально, но голос, в котором мы старательно развиваем гласное звучание, может результативно опираться на согласные звуки. Так, кроме продолженного звучания гласных нужно обязательно практиковать слоговые сочетания. «А» надо превратить в «Ма, ра, за» (звонкие согласные «н» и «д», шипящие лучше в таких упражнениях не применять). Звонкие согласные имеют свойство подключать телесные резонаторы. «М» - очень естественное звучание закрытого рта, при котором свободный выдох вызывает естественное «стоновое» звучание голоса. А самое естественное звучание голосового аппарата опирается именно на состояние «стона».
1.    С малышами можно поиграть и в «Коровку» - помычать на одном звуке или постепенно расширяя диапазон.
2.    Звук «р». «Порычать» можно и для освобождения языка, и для подключения резонаторов, и попутно поработать над логопедическими проблемами. Дети также заинтересованно воспринимают предложенную им игру.
3.    «Пчёлки». Звук «з» подключает головные резонаторы. После его недолгого, но упорного звучания гласные получают особое наполнение воздухом. Варианты этой игры – «Шмели» - на звук «Ж» и «Комарики» на звук «н» - ставят задачу звучать в разных доступных регистрах – низком и высоком.
4.    «Настроения». Постепенно можно переходить от пения отдельных гласных и привычного речевого звучания к певческому, благодаря подключению к вокальным упражнениям междометий. Это наполнит занятия дополнительными эмоциональными красками. Восхищение каким-либо явлением на «Ах!», состояние удивления, переживание неожиданности - вместе с «ой!», выражение печали и огорчения на «Ох!», разудалое и энергичное «Ух!» помогут детям проявить свою фантазию и будут развивать мир чувств, и попутно будут освобождать голосовой аппарат.
Рекомендуется изучать и применять практически упражнения, рассчитанные на детей дошкольного и младшего школьного возраста в пособии «Как сказать мяу», авторы – Рыбкина Т. В.  Шеверёва Т. Г. Предложенные в издании музыкально–речевые игры нацелены на развитие артикуляционного аппарата. Там содержатся замечательные упражнения на выработку осанки, а также упражнения с языком.
5.    Для расслабления челюстных мышц полезна игра «Рыбка» - беззвучно открывать и закрывать рот, хорошо откидывая челюсть, не соприкасаясь зубами при закрытии рта.
Методы работы с учениками, имеющими ограниченные голосовые возможности, включают не только игры и упражнения, о которых говорилось выше. Необходимо для решения проблем по сольфеджио подключать и специальные приёмы работы на уроке.


     Не последнюю роль для учеников с ограниченными голосовыми возможностями играет отношение одноклассников. Как бы ни старался учитель не афишировать трудности конкретного ребёнка, дети не могут не заметить отличие одного, поющего не так, как большинство. Тем более, что на уроке сольфеджио всё время акцентируется внимание на точности интонации, красоте мелодии и так далее. Здесь важно пресечь всякую вероятность осмеяния, предложить как бы случайно другие формы работы конкретному проблемному ученику. Например, не спеть, а сыграть мелодию на память, найти звуки на клавиатуре и т. д. То есть можно периодически вокально-слуховую работу заменять инструментально-слуховой.
     Можно повысить активность и самооценку ученика, поставив его в особую роль. Например, он – дирижёр группы. Все дети поют «птичками» ( то есть вслух), а он дирижирует и одновременно поёт «рыбкой», чётко, но беззвучно артикулируя ноты или слова. Такое «немое» пение также способствует преодолению певческих проблем, вплоть до полного «излечения».
Ансамблист или аккомпаниатор. В хорошей душевной атмосфере мы можем достичь такого взаимоотношения учеников, что они станут друг другу помогать с удовольствием, при этом чувствуя свою значимость. Так можно попросить учеников постарше спеть мелодию, в то время как их одноклассник (проблемный) будет играть второй голос или аккомпанемент. В этом случае у каждого будет своя серьёзная задача, при этом голосовая нагрузка для конкретного ученика будет щадящей. Как вариант, можно и не делать особого различия, кто играет. Если таковых ансамблей (поёт - играет) будет не один, то особое положение конкретного ученика просто «сотрётся» в сознании одноклассников, оно будет восприниматься как абсолютно равноправное.
Кроме постоянного и кропотливого труда над несовершенной интонацией на уроках сольфеджио слишком много других форм работы, которые также могут быть сложны для ученика с ограниченными голосовыми возможностями. Тут на помощь придёт замена некоторых заданий. Например, вместо устного мелодического диктанта можно попросить сыграть мелодию на инструменте. Так певческое закрепление слуховых навыков подкрепится инструментальным звучанием. Если человек не может точно воспроизвести интонацию голосом, то вряд ли он не заметит свой промах при игре на инструменте. В то же время задачи освоения интонационных и ритмических сложностей, понятия лада и тональности будут решены.
     К игре мелодии на инструменте можно добавить и проговаривание нот в ритме, так называемую сольмизацию. Этот вид работы очень важен на уроках сольфеджио, так как развивает навык быстрого восприятия нотного текста в ритмической организации. Он полезен всем ученикам музыкальной школы без исключения, но с «не поющими» ребятами, особенно подростками, он оказывается просто незаменимым.
     Слуховые задания в тональности (ступени, интервалы, аккорды) можно исполнять на инструменте с обязательным проговариванием нот и всех знаков альтерации. Особенно плодотворными могут оказаться в этом задании чёрные клавиши: они сразу покажут, ориентируется ли ученик в тональности, понимает ли лад, тяготение и т. д. Такой вид работы чрезвычайно полезен для всех учеников без исключения. Но, дети, не имеющие возможности адекватно голосом воспроизвести заданные музыкальные элементы, при работе с инструментом восполняют слуховые представления своего музыкального восприятия. Таким образом, решаются очень серьёзные профессиональные задачи.
     При работе над элементами музыкального языка без предварительной тональной настройки (интервалы и аккорды вне тональности) вместо записи интервалов на слух именно трудно поющего ученика (или поочерёдно всех, опять же для стирания психологических граней) можно попросить построить заданные интервалы и аккорды. Конечно, в этом случае восприятие подменяется теоретическим знанием, но при этом ещё и закрепляется в памяти звучание, повторенное не один раз, а в случае промаха будет поставлен ещё и вопрос, «а что построил? Что у тебя получилось?». Слуховые навыки на восприятие элементов будут закрепляться более успешно.
     Проживание музыкальной интонации через движение рук помогает осмыслить высоту звучания, его изменения, мелкие пальцевые движения активизируют артикуляцию и речевые навыки детей.
    Показ мелодии «По лесенке». Такое задание помогает осознанию высоты и ступеневых соотношений, активизирует слуховой анализ, концентрирует внимание к интонационным ходам, формирует ладовый слух.
    Те же цели преследует и показ ступеней жестами из релятивной системы преподавания лада. С детьми младшего школьного возраста можно укрупнить движение до телесного – вставать на цыпочки и приседать в соответствии с изменением высоты звуков в мелодии, сочетая эти движения с прохлопыванием ритма или игрой на шумовых инструментах. Это уже усложнение, развивающее координацию учеников в целом.
     Для уточнения и поддержки интонации учеников, имеющих сложности в пении, педагоги часто прибегают к поддержке собственным голосом. У малышей этот метод просто необходим как этапный, так как далеко не всякий ребёнок дошкольного возраста способен ассоциировать чуждое звучание музыкального инструмента со своей певческой задачей. В то же время уловить звучание с голоса педагога получается гораздо легче, так как работают подобные физиологические механизмы и ощущения. Итак, пример пения детям всегда необходим, как наиболее понятный.
     Помогает приём передачи звука. Ребёнку, который никак не попадает на нужный звук, предлагается закрыть глаза и «поймать» голос учителя в свои уши, а потом повторить его самостоятельно. Как правило, это всегда срабатывает успешно.
     Итак, ученики добрались до выразительных мелодий, но их не получается спеть «чисто». Педагог может в этом случае поддержать своим тихим пением с закрытым ртом, допеть отдельные звуки, которые ещё не вошли в диапазон голоса конкретного ученика, то есть по возможности поддержать. Плюсом такой поддержки становится более уверенная интонация ребёнка, его лучшее понимание своих новых голосовых задач.
     Однако, есть в таком методе и свои минусы – тихое пение учителя также начинает копироваться учеником, превращая пение ученика в музыкальный шёпот. От этого эффекта надо немедленно избавляться объяснением, что гораздо интереснее для слушателей яркое звучание песни, а не тихое «мурлыкание для себя». Дети щедры по своей природе, они сразу начинают «делиться» своим голосом с одноклассниками.
     Второй минус также спровоцирован психологической неуверенностью. Если учитель, убедившись в верности интонации ученика, прекращает свою поддержку, ребёнок тоже может остановиться в пении. В таком случае надо объяснить ученику, что мир интереснее узнавать самостоятельно, а не только ходя прямыми дорожками и держась за руку взрослого. Убеждение, что самостоятельность – это жизненная необходимость, придаёт ученику больше смелости в своих творческих проявлениях. Тем более, что во всех возрастах присутствует элемент сознания «я сам», надо только учителю почаще к нему обращаться.
     Поддержка голосом представляет собой особую сложность преподавателя в работе с подростками, особенно с мальчиками, так как девочки, попавшие в редкую ситуацию мутации голоса, постепенно и естественно возвращают себе природную чистоту интонации, не борясь с октавной перестройкой.
     Когда изменения голоса только начинаются, у мальчиков формируются две зоны звучания с некоторым промежутком между ними. Так они уже могут петь в малой октаве, и при этом ещё способны забираться довольно высоко по диапазону, даже в пределах «соль» первой октавы. Но чистота интонации даже у благополучных в голосовом плане ребят существенно теряется. Поддержка голосом учителя (женщины) при пении в малой октаве сбивает ученика. Он пытаться «перепрыгнуть» в первую или вторую октаву, теряя цельность интонации. В таких случаях нужно обязательно договариваться о сохранении звучания голоса в одной октаве. Более продуктивной в таких случаях оказывается поддержка ученика звучанием инструмента в соответствующем регистре.
     Педагоги часто сталкиваются сами с голосовыми проблемами. И на почве усталости, и на почве переживаний из-за рабочих моментов с учениками. Это объяснимо, учитывая ту особенность, что педагоги музыкальных школ – люди весьма эмоциональные, а за состояние связок и эмоциональную сферу, отвечает один нерв. Как справиться с ситуацией, когда голос «сел»?
     Можно воспользоваться следующими упражнениями.
Чтобы научиться зевать по заказу, нужно освоить специальную гимнастику глоточного аппарата.
Упражнение 1. Откройте рот, рассмотрите в зеркале полость зева, зевните (4-8-12 раз).
Упражнение 2. Открыв рот, рассмотрите полость зева и поднимите верх мягкое небо. Зевните (4-8-12 раз).
Упражнение 3. Произнесите 4-8-12 раз звуки «К», «Г», и сочетания «Г-К», «К-Г». Они укрепляют мышцы глотки.
Упражнение 4. Рот закрыт. Ноздри расширены. Зевните с закрытым ртом 4-8-12 раз.
Упражнение 5. Произнесите звуки «А-О-У» подряд, стараясь шире раскрывать не рот, а полость зева.
Упражнение 6. Откройте рот, и, рассматривая в зеркало полость зева, зевните, стараясь перебивать зевание звуками «МММ», произнося их строго утвердительно (4 раза).
Упражнение 7. Зевая, поворачивайте голову слева направо и наоборот (4-8-12 раз).
Эти простые упражнения на «зевание» для гортанно-глоточного аппарата укрепляют голос и положительно сказываются на здоровье.


Для усиления кровообращения и сопротивляемости организма в зоне связок полезно делать три упражнения, рекомендуемых специалистами фониатрами.
1.    Вращения. При закрытых губах вращать языком по внешней стороне зубов сначала 30 раз без перерыва в одном направлении, потом также 30 раз в другом. Необходимо преодолеть болевые ощущения и не останавливаться. Постепенно организм привыкает и уже не реагирует на это упражнение болью, а реальная польза будет ощутима в ближайшие минуты.
2.    После согревания вращением можно приступить к упражнению «Лев». Мимика изображает разъярённого льва, руки собраны в угрожающие львиные лапы с острыми когтями. Надо порычать на самом низком звуке 3-5 раз. Если на связках есть мокрота она будет усиленно отходить, поэтому лучше выполнять это упражнение в ванной комнате.
3.    «Идиот». Успокаивающее упражнение. Нужно высунуть язык, расслабить лицевые мышцы и постонать на самом высоком звуке из тех, которые можно извлечь в больном состоянии голоса. Через это упражнение часто возвращается голос.


     В системе оздоровительной гимнастики Жим-Лам есть полезные упражнения, помогающие решить проблемы с кашлем и освободиться от затяжного кашля при трахеите.
«Кобра» - вытягивание языка на максимальное расстояние – вперёд, вниз, вверх, влево и вправо – не менее 5 циклов подряд в спокойном удобном темпе. Помогает очистить все органы, примыкающие к корню языка, способствует освобождению горла, трахеи и связок от воспалительного процесса.
«Бычок» - вытягивание шеи вверх на вдохе при одновременном поднятии подбородка вверх. (Голову при этом не запрокидывать, чтобы не пережать шейные артерии). На выдохе голову опускаем на грудину и даже немного скользим вниз. Это упражнение даёт великолепный массаж трахеи и шейных мышц. В острый период болезни обостряет кашель, но и ускоряет избавление от него. При хронических воспалительных процессах помогает восстановить нужный баланс здоровья.
Идея гимнастики Стрельниковых – резкий вдох и спокойный пассивный выдох - создаёт массаж всех дыхательных путей и внутренних органов. Обладает общеукрепляющим воздействием на организм и помогает восстановить здоровье голоса. По этой системе занимались многие актёры и певцы.


Заключение.
     Пользуясь изложенными методами, можно научить детей чисто интонировать. От педагога лишь требуется большое терпение, система и знание детской психологии.
     Вывод – проблемы голосового и вокально-интонационного плана весьма существенны, как для учеников, так и для преподавателей, и требуют к себе особого внимания в профессиональной деятельности педагогов сольфеджио. Но, несмотря на большие трудности в преодолении голосовых и интонационных проблем, несмотря на продолжительность процесса совершенствования голосового аппарата, обозначенные выше проблемы имеют свои решения.
 
Использованная литература.
1.    Багрунов В. Азбука владения голосом. СПб: Композитор. Санкт-Петербург, 2010
2.    Бочкарёв Л. Л. Психология музыкальной деятельности. М.: Классика-XXI, 2006.
3.    Ландау Э. Одарённость требует мужества. Психологическое сопровождение одарённого ребёнка. М.: Академия, 2002.
4.    Майкапар С. М. Музыкальный слух. Челябинск: MPI, 2005.
5.    Максимов С. Основы гармонического сольфеджио. М. Музыка, 1972.
6.    Методическое пособие по музыкальному диктанту.Составители: Андреева М., Надеждина В., Фокина Л., Шугаева Л. Общ. Ред. Л. Фокиной. М.: Музыка, 1975.
7.    Норбеков М., Ламыкин О. Школа лентяев, или Оздоровительная гимнастика Жим Лам для внутренних органов. М.: АСТ – Астрель, 2006.
8.    Островский А. Л. Методика теории музыки и сольфеджио. Л.: Музыка, 1970.
9.    Ражников В. Диалоги о музыкальной педагогике. М.: Классика-XXI, 2004.
10.    Стихи для сочинений на уроках сольфеджио в детских музыкальных школах. Сост.: Москалькова И. И., Смиранова Г. И. СПб., 2009.
11.    Сугоняева Е. Э. Музыкальные занятий с малышами. Р-н-Д.: Феникс, 2002.
12.    Учите детей петь. Составители: Орлова Т. М., Бекина С. И. М. Просвещение, 1987.
13.    Шатковский Г. И. Развитие музыкального слуха. М.: Амрита-Русь, 2010.
14.    Щетинин М. Дыхательная гимнастика А. Н. Стрельниковой. М.: Метафора, 2008.

Слинько Ф. С., 2014,

г. Воркута

 




Категория: Методическая страница | Добавил: Администратор (01.10.2014)
Просмотров: 1040