Наши Услуги

Наши друзья

Разное

Форма входа

    Логин:
    Пароль:
Главная » Статьи » Интернет-газета

Воспоминания о Могилевском музыкальном училище


Воспоминания о ММУ

     С Могилевским музыкальным училищем у меня связаны самые теплые воспоминания. С него началась моя трудовая биография. Здесь появилась первая запись в моей трудовой книжке. Здесь до сих пор  работают мои самые близкие друзья. Правда, сейчас училище называется по-другому, более современно  - колледж.
    В далёком 1978 году, будучи студенткой  четвертого курса Белорусской государственной консерватории, я поступила сюда на работу. Произошло это совсем неожиданно. На зимних каникулах, заботясь о предстоящем распределении, просто зашла в училище поинтересоваться, не нужен ли им преподаватель-теоретик. К моему счастью, свободными оказались не одно, а несколько  рабочих  мест. Внезапно собрались переезжать в другой город два педагога теоретического отдела.
      После зимней сессии в консерваторию я вернулась уже в другом качестве. Мне предстояло полтора года заочной учёбы с постоянными поездками в Минск. Началось написание диплома.
      Леонид Леонидович Иванов, тогдашний директор училища, ИЛ-2, как его звали за глаза, был человеком деловым и  требовательным. Молодежь на работу брал охотно. В этот период он сам учился в минской аспирантуре и я как-то раз столкнулась с ним на кафедре немецкого языка, где он сдавал кандидатский минимум и волновался не меньше других.
     С   консерваторской скамьи в училище с разницей в полгода взяли  сразу четырех   преподавателей-теоретиков. Местной была только Галя Кобец. Она училась со мной в консерватории курсом выше. Остальные девушки были приезжие. Судьба развела нас в последствие.  Из всей когорты до сих пор работает только Наталья Андрианова.
     Что представляло собой теоретическое отделение училища в ту пору? Завотделом руководила Татьяна Андреевна Ротач. Говорили о математическом складе ее ума. Именно ей поручали составлять сетку училищного расписания.
      Возрастное соотношение отдела было идеальным. Ева Борисовна Сергеева, Валерьян Иванович Тимонин, Елена Юльевна Малаховская  представляли старшее поколение. Они выполняли функцию наставников. К ним всегда можно было обратиться за советом.
      В классе Валерьяна Ивановича воображение  поражали изготовленные по его проекту настенные наглядные пособия. Позже выяснилось, что я – его педагогическая внучка, поскольку писала дипломную работу в консерватории у Тамары Александровны Щербо, кандидата искусствоведения,  в прошлом – выпускницы ММУ.
     Ева Борисовна светилась доброжелательностью: «Как я люблю молодежь! Они приходят неопытные, но зато такие нашпигованные знаниями». Как преподаватель она  славилась своей особой методикой работы с вокалистами, духовиками и народниками и щедро делилась своим опытом с начинающими.  Для начала она принесла  для меня из дома толстенную методичку, написанную ею, с рекомендациями, типами заданий и прочими педагогическими секретами. Я добросовестно переписала тетрадь от корки до корки и старалась, как могла следовать ее советам. Время от времени я заглядываю в этот  пожелтевший от времени манускрипт. Спасибо вам, милая Ева Борисовна! Она замещала меня во время моих учебных отлучек в Минск. Не критиковала, а мягко корректировала мои методические недосмотры.
      Как-то вечером  мне позвонил один недовольный  оценкой сына  родитель.  К слову сказать, достаточно известный в Могилеве музыкант: «Почему у моего Яши четыре за задачу? Он ее решал с  Евой Борисовной!». Я не знала, что ответить. Авторитет Евы Борисовны был непререкаем. На следующее утро весь отдел обсуждал, придирка или ошибка. Вопрос так и остался без ответа, поскольку  касался  особенностей метроритма и был спорным.  Наверное, он возник потому, что я заканчивала  другое  музыкальное училище, больше опиравшееся на московскую школу преподавания гармонии, а в Могилеве предпочитали традиции Римского-Корсакова.   Гармония была моим любимым предметом.  Задачки я щелкала как орешки, а тут такой казус.
     Другим непререкаемым авторитетом среди музыковедов слыла Елена Юльевна Малаховская. Жила она возле училища. Уходя на пенсию, перед отъездом в Минск, Елена Юльевна собрала нас  у себя дома  и  каждому вручила презентик со смыслом. Мне досталась книжка Должанского по ладам Шостаковича. Учитывая тогдашний книжный голод, это было весьма кстати, поскольку дипломная работа писалась по симфониям Шостаковича.   
     К общественной нагрузке отношение было святое. Никто не роптал, если ему поручали что-то на общественных началах. Культурно- просветительская  работа была на высоте. За этот сектор  отвечала Лариса Петровна Макарова, возглавлявшая училищную ячейку могилевского отделения  Всесоюзного  общества  «Знание».  Дружбой  с Ларисой я могу только гордиться. Можно добавить, что сблизила нас не только лекторская работа, но и то обстоятельство, что мы жили по соседству.
     Каждый педагог-теоретик должен был пойти в массы и прочитать определенное количество лекций в школах и на предприятиях. И мы ходили в народ, сеяли разумное, доброе, вечное. В моей трудовой книжке сохранилась благодарность за этот вид деятельности и  почетная грамота с портретом дедушки Ленина к 100-летию его рождения за подписью Л.Л.  Иванова.
     Особенно запомнились два грандиозных  мероприятия. Первое было моим сценическим дебютом в качестве лектора. Кроме меня в нем принимали участие  Наталья Гандлина, Светлана Волох  и кто-то еще из теоретиков. Не могу сказать точно, с каким материалом выступали мои коллеги, но я вещала про французских клавесинистов. Инициатором  концерта была  пианистка Аня Федорович. Кроме всего прочего она играла на электрооргане и всегда собирала полные залы.
      Успех  решили закрепить в другом фортепианном концерте, посвященном юбилейной дате Чайковского. Исполнялись «Времена года» с комментариями перед каждой пьесой. На сей раз инициатива шла от Зои Петровой. Прозвучали все 12 пьес цикла в исполнении студентов. У меня сохранилась  газетная заметка из «Могилевской правды» за 1980 год об этом событии.
     Очень четко работал профсоюз. Руководила им Светлана Павловна Грачек. Мне выпала честь быть секретарем, вести протоколы заседаний.   Рассматривались самые разные дела: распределялась нагрузка,  сколько часов давать,  но не больше нормы.  Сверх – только за особые заслуги. Бдительно смотрели, чтобы не было прогулов.  Провинившихся стыдили и песочили, но сор из избы выносить запрещалось.  
      Приходя на работу утром, надо было оставить роспись на вахте. Горе было тому, кто по каким-либо причинам опоздал. А уж если пропустил политинформацию, разнос от администрации был неминуем. Припоминается  один случай. Меня вызвали  на ковер за то, что я   пришла на работу в кричаще-яркой футболке, купленной по страшному блату. В пору всеобщего дефицита выделяться было  непринято. Директор заботился даже  о внешнем виде преподавателей. Мелочей для него не существовало. Наверное, он был по-своему прав.
     Профсоюз отвечал за наш досуг. Какие интересные и колоритные были наши вечера отдыха! К ним, как к светским раутам,  готовились заранее. Приглашали шефов из милицейских подразделений ОБХСС. Веселье было на славу. Кавалеров в нашем преимущественно женском коллективе хватало всем. А когда ДК «Химволокно» стал проводить дискотеки,  наш коллектив пару раз на моей памяти  зажигал там на праздниках. Попасть туда было большим везением. Дискотеки только входили в моду.   
     Жаль, что производство фотографий тогда находилось на другом уровне. Их производство было затратным по времени и требовало особых навыков при печатании.  Поэтому многие моменты нашей жизни остались в памяти и не подкреплены документально.  Среди моих тогдашних студентов могу припомнить два нынешних преподавательских имени. Небольшой отрезок времени, последний семестр, я отвела в группе пианистов по анализу форм, где среди прочих была нынешний администратор -   завуч Татьяна Васильевна  Аленушкина, бывшая ту пору Таней  Кочмаревой.  Педпрактику  под моим началом проходила старательная и исполнительная  Лиля Лерм  (Фомичева), ныне возглавляющая теоретический отдел.
     Я давно живу в Санкт-Петербурге, но когда бываю в Могилеве, обязательно обхожу своих старых училищных друзей. Мы созваниваемся по телефону. Встречаемся в   скайпе. Обсуждаем новости, вспоминаем, по-прежнему сотрудничаем и обмениваемся опытом.
      Недавно я побывала в  Минске на вечере встречи выпускников в Академии музыки. Присутствовала на защите кандидатской диссертации  своего однокурсника, успешно работающего в Гродно.  Среди отзывов  на его работу был и могилевский, за подписью доцента МПУ имени Кулешова кандидата искусствоведения Ольги Петровны Морозовой, с которой мы когда-то поступали, учились в  БГК и начинали свою карьеру в Могилевском музыкальном училище имени Н.А. Римского-Корсакова.
       Мы до сих пор связаны  невидимыми  нитями, имя которым – Дружба. Успехов Вам, дорогие мои коллеги!
С уважением, Елена  Лень (Самылова), 2012 г.




Категория: Интернет-газета | Добавил: Администратор (03.01.2013)
Просмотров: 1873